Регистрация Войти
Вход на сайт

История Норильска

2-03-2014, 12:57
Автор: Admin
Просмотров: 1 765
Комментариев: 1
Версия для печати
История Норильска
Н.Н.УРВАНЦЕВ "ОТКРЫТИЕ НОРИЛЬСКА"


До 1917 г. Норильск представлял собой пустынное нежилое место. Лишь в советское время началось планомерное изучение и освоение Норильска; пришли первые геологи, инженеры-изыскатели, строители. В 1920 году ими рядом с угольным месторождением были обнаружены медно-никелевые руды, что существенно увеличивало промышленную значимость Норильска. В течение первого десятилетия геологосъемочными и разведочными работами было установлено большое народнохозяйственное значение новой горнорудной базы на Советском Севере.


Значительная удаленность от индустриальных центров страны, связь с которыми возможна только во время навигации по Енисею и Северному морскому пути да по воздуху, потребовала организации целого ряда предприятий, необходимых для строительства и деятельности комбината: кирпичных, цементных и бетонных заводов на местном сырье, механических, литейных и ремонтных мастерских, крупной тепло электрификационной базы и пр. Для связи с селением Дудинка на Енисее, от которого комбинат находится в 86 км к востоку, сразу же была построена узкоколейная, а потом ширококолейная железная дорога. Дудинка стала крупным речным и морским портом.

Теперь вокруг комбината в радиусе десятков километров вырос ряд дочерних предприятий: шахт, рудников, заводов с поселками вполне городского типа. Общее число жителей Норильска превышает уже сотни тысяч, среди которых многие старожилы, прочно связавшие свою жизнь и работу с промышленным освоением Советского Севера. Есть семьи, где дети уже уроженцы Норильска: тут они родились, учились, выросли, обзавелись семьями и остались работать навсегда. Это новые люди Советского Севера - основа его дальнейшего промышленного освоения.

А ведь всего несколько лет назад здесь было пустое место и о Норильске ничего не слышали и не знали. Лишь в 20-е годы сюда пришли первые геологи, выявившие полезные ископаемые Норильска - основу его будущего промышленного развития. Они же из местного леса построили первое жилье, положив начало будущему городу. Потом трудами многих тысяч советских людей был создан горно-металлургический комбинат и прекрасный большой город.

Название город и комбинат получили от местности, где они находятся. Город расположен у Норильских гор, там же протекает р. Норильская.

НОРИЛЬСК В ПРОШЛОМ. ЭПОХА БРОНЗЫ (XVI-XIX века)


О присутствии полезных ископаемых в районе Норильска людям было известно уже давно, с незапамятных времен. Бывали и попытки их использовать, но они носили лишь эпизодический характер и быстро заканчивались.

Норильской самородной медью пользовались еще люди бронзового века второго тысячелетия до нашей эры. Археолог Л.П. Хлобыстин в верховьях р. Пясины, близ ее истока из оз. Пясино, нашел стоянку людей бронзового века и обнаружил примитивное оборудование для плавки и литья, а также сырье, которое шло в работу (шарики самородной меди размером до лесного ореха). Откуда бралась эта медь, Хлобыстину осталось неизвестным. Выяснилось это в 1970 г., когда геолог О.А. Дюжиков при геологической съемке северной окраины плато Караелах Норильска в верхах вулканической толщи, в порах лав, обнаружил гнезда самородной меди, выполняющие пустоты. В щебнистых осыпях у подножия плато встречаются те же шарики самородной меди, очевидно выпавшие из пор при выветривании толщи. По форме, размеру и составу эта самородная медь оказалась сходной с той, что была найдена на стоянке бронзового века. Отсюда до стоянки расстояние около 50 км, и люди того времени отваживались ходить собирать медь из осыпей для своих плавок. Можно удивляться предприимчивости этих людей, не боявшихся удаляться столь далеко от места своего обитания. Впрочем, климат того времени был много мягче современного. Эпоха бронзы соответствовала периоду, когда границы лесной растительности Таймыра располагались значительно севернее современной. Я во время своих экспедиций находил остатки стволов берез и лиственниц нередко с корой, сучьями и корнями к северу от Таймырского озера, вплоть до п-ва Челюскин, т. е. севернее современной лесной границы на 500 км. Пясинская стоянка на Таймыре не единственная, известны они в бассейне Хотанги и в других районах севера Сибири.

Позднее, уже в XVI-XVII вв., норильской медью пользовались для своих изделий ремесленные люди г. Мангазеи, стоявшего на р. Таз, близ впадения в Тазовско-Обскую губу Северного Ледовитого океана.

Возникновение и развитие этого города может быть замечательным примером предприимчивости русских людей, осваивавших север Сибири и ее морское побережье еще в период становления Российского государства.

Из сохранившихся старинных документов известно, что уже в конце XVI в. Мангазея была крупным поселением, получившим от Москвы в 1603 г. статус города. Указ 1603 г. гласил: «Государь, царь и великий князь всея Руси Борис Феодорович велел Феодору Юрьевичу Булгакову быти на его государевой службе в Мангазее... Будучи в Мангазее, береженье в остроге держать великое, чтобы по караулам были сторожи крепкие... И ныне государь, царь и великий князь указал в Мангазее поставить гостиный двор торговати с смоядью... А как они свои товары распродадут, с тех торговых людей десятинную пошлину собирати и давати им пропускные грамоты [Миллер, 1941, с. 173]» . Город был сильно укреплен, туда были посланы воевода и войска для охраны.

Из торговых и таможенный книг того времени видно, что Мангазея была большим торговым и ремесленным центром, где находилось и административное управление тазовско-енисейского Севера. Здесь имелось более 500 жилык домов, где круглый год проживали свыше тысячи человек, а во время ярмарки, в период навигации, одних торговых людей наезжало до двух тысяч. На своих судах - кочах они привозили хлеб и разнообразные товары, выменивая их на пушнину у местного населения. Внутри города располагалась крепость «Острог», обнесенная деревянной стеной с пятью башнями. Там находились воеводский двор, съезжая изба, где воевода чинил суд и расправу, таможенный и гостиный дворы, церковь и прочие официальные учреждения. Вне острога лежала слобода с жилыми домами, ремесленными и хозяйственными дворами. Торговые обороты этого первого в мире заполярного города достигали, по таможенным книгам, 100 тысяч рублей, что в переводе на современную валюту составляет громадную сумму - сотни миллионов рублей.

Конечно, такого расцвета Мангазея достигла не сразу. Сохранившиеся редкие документы относятся только к более позднему периоду. При раскопках города, проведенный М.И. Беловым, были обнаружены остатки еще более древнего поселения. Об этой ранней стадии поселения, а тем более о времени возникновения его можно только предполагать, но едва ли приходится сомневаться, что оно относится еще к эпохе существования Великого Hовгорода, далеко на север раскинувшего свои торговые связи.

Ходили в Мангазею из Поморья Северным морским путем вдоль побережья на паруснык судах того времени - кочах. Полуостров Ямал, далеко выдававшийся на север и потому часто блокированный льдами, не огибали, а пересекали поперек у основания по системе речек и волоку между ними. Как это делалось, видно из «отписки», т. е. донесения, в Москву тобольского воеводы Куракина 1616 г.: «От Архангельскова города в Мангазею во всея годы ходят кочами многие торговые и промышленные люди со всякими немецкими товары и хлебом. А поспевают морем в Карскую губу из города за две недели. А из Карской губы в Мутную реку вверх до волоку ходят пять ден, а волоком итти и ночи таскать версты полторы. А переволокши с волоку спуститца кочами в Зеленую реку и итти вниз четыре дни. А от Мутные реки до Мангазеи ходу две недели».

От Мангазеи русские землепроходцы выводили к Енисею. Туда они добирались вверх по Тазу до его верховьев, затем волоком - в верховья Турухана и по нему выходили на Енисей. Здесь при устье Енисей в 1607 г. был поставлен Туруханский острог, позднее по указу Москвы ставший городом Туруханском. Вскоре на Енисее, в его низовьях, вырос целый ряд промысловых становищ и поселков, среди которых важнейшим стал Дудинский, в 1667 г. превращенный в укрепленный пункт - Дудинский острог.

Важность этого места определялась тем, что отсюда начинался водный путь по рекам: с Енисея на богатую пушным зверем Хатангу. Проникнуть туда вдоль побережья в те времена было невозможно. На пути стоял полуостров, ныне названный п-вом Челюскин, который своим мысом Челюскин - самой северной оконечностью Евразии - далеко вдается во льды Полярного бассейна. Этот участок представляет немалые трудности и для современного ледокольного флота, а тогда для парусных судов он был совершенно недоступен. Поэтому наши предки изыскали более легкий путь - по рекам и системе волоков - метод, излюбленный еще древними славянами.

Водный путь на Хатангу шел вверх по р. Дудинке и ее притоку Боганидке до Боганидского озера и далее вверх по впадающей в озеро речке Вологачан (ныне Болгохтох) до ее верховья. Там волоком перебирались в другую речку Вологачан, текущую уже в оз. Пясино, и по нему сплывали в р. Пясину до левого притока - р. Дудыпты. По Дудыпте добирались до ее притоков Аваму и Тагенару, откуда переваливали в речку Волочанку, приток Хеты (бассейн Хатанги). Здесь в устье Волочанки возник поселок и теперь носящий свое старинное название Волочанка. В настоящее время это значительный районный центр Хатангского края. Торговый водный путь на Хатангу во времена Мангазеи был весьма оживлен. Я во время своей Пясинской экспедиции 1922 г. встретил в устье Дудыпты целый лес крестов и развалины изб, свидетельствовавших, что тут некогда был крупный поселок, где во время навигации, да, вероятно, и зимой, «кипела» бойкая жизнь.

Зимний путь на Хатангу шел тоже из Дудинки через Норильск или село Введенское, стоящее у истока Пясины из озера, вдоль северного склона Средне-Сибирского плоскогорья, где было достаточно леса для постройки зимовьев и для топлива. Этот древний санный путь сохранился и до сих пор. Многие становища, где теперь стоят фактории и торговые базы, по- прежнему носят свои старинные названия: Медвежий Яр, Летовье, Бирхатово, Авам, Рассоха, Самоедская Речка и пр.

Раскопки Мангазеи, проведенные в 1972-1975 гг. профессором Арктического и Антарктического института М.И. Беловым, показали, что это был не только торговый, но и ремесленный центр. Здесь имелись скорняжные мастерские для выделки мехов, портняжные - для пошивки одежды, сапожные - для разнообразной обуви. Интересно, что высокие каблуки и толстые подошвы ботинок мангазейских модниц ничуть не уступали современным. Были мастерские для изготовления металлических украшений одежды из меди и бронзы, пользующихся и до сих пор широким спросом у местного населения.

Самое важное открытие, сделанное М.И. Беловым, - это находка обширного литейного двора, где в тиглях велась плавка металла. Тиглей найдено много, что свидетельствует о большом масштабе производства.

Руда для плавки, конечно, привозилась из Норильска. Там у подножия горы, потом названной нами Рудной, выходила на поверхность пачка глинистых сланцев, пропитанных углекислыми солями меди - минералами, малахитом и азуритом. Эти сланцы в 1866 г. видел еще Ф.Б. Шмидт во время посещения Норильска. Их ярко-зеленые и синие цвета сразу бросались в глаза, привлекая внимание всякого, даже не сведущего в горном деле человека.

Такие углекислые руды легко плавятся в печах самого примитивного устройства, потому их и могли добывать люди того времени. Конечно, этими-то меднокарбонатными рудами и пользовались ремесленные люди Мангазеи. Присутствие платиноидов в выплавках меди и остатках медных изделий, найденных при раскопках Мангазейского литейного двора, подтверждает такой вывод. Эти металлы характерны для всех руд Норильска, как первичных сернистых, так и окисных меднокарбонатных вторичных.

К середине XVII в. Таймыр был хорошо освоен промысловыми русскими людьми. Везде по Енисею, Енисейскому заливу, Пясине, Хатанге и морскому побережью стояли промысловые избы и жилые становища, остатки которых я встречал всюду во время моих таймырских путешествий.

Но скоро этому расцвету «златокипящей», как ее называли в старинных грамотах, Мангазеи пришел конец. Указом Москвы морской путь был закрыт. На Ямальском волоке поставлен стрелецкий кордон, который возвращал назад все суда, предлагая идти по рекам через Урал.

Именно в это время в Западной Европе возрос интерес к Северному морскому пути на восток вдоль берегов Сибири. Полагали, что это новый путь в богатую Индию. Южным - вокруг Африки - уже владели сильнейшие в то время морские державы Испания и Португалия. Поэтому Голландия и Англия обратили все свое внимание на север. Английскому мореплавателю Стифену Барроу в конце XVI в. удалось достичь Новой Земли, а голландские суда иногда выходили даже в Карское море и доходили до Обской губы. При этих плаваниях они всюду встречали ладьи русских промысловых людей, собирали у них сведения о мореходстве и нанимали в лоцманы. При этом иностранцев привлекала не только Индия, но и богатая Сибирь, о которой они много слышали.




Рейтинг статьи:
Нашли ошибку?   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline Офлайн inferno2015 3 марта 2014 15:06
Вот что интересно, наш город еще в 1917 году был всего на всего пустырем. Как не странно но мало городов могут похвалится таким быстрым и успешным развитием как Норильск. Вот толь одно единственное не могу понять, город активно стал развиваться в эпоху коммунизма и в то же время стал активно спадать тоже после окончания коммунизма. Не парадокс ли.
    Жалоба      1

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.